ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ СКУЛШУТИНГА В МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ СКУЛШУТИНГА В МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

В 2017 году в Ивантеевском образовательном центре Подмосковья девятиклассник Михаил Пивнев открыл стрельбу из пневматического ружья, ударил учительницу по голове кухонным топориком и взорвал несколько самодельных взрывных устройств небольшой мощности. Центр противодействия экстремизму ГУ МВД России по Московской области ежегодно выявляет не мене десятка пользователей соцсетей, подверженных культу «колумбайна». Для предотвращения скулшутинга в образовательных учреждениях региона было принято решение активизировать профилактические мероприятия. В июньском выпуске журнала «Мир Безопасности» Первый заместитель руководителя Главного управления региональной безопасности Московской области Владимир Герасименко рассказал о накопленном опыте по снижению рисков вооруженного насилия в образовательной среде.По итогам совещания с членами Правительства Российской Федерации, состоявшегося 13 мая 2021 года, Президент поручил: «Обеспечить внедрение единого подхода к обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности в общеобразовательных организациях, в том числе исходя из численности обучающихся в этих организациях и типов населенных пунктов, в которых они располагаются. Доклад – до 1 августа 2021 года, далее – один раз в полгода. Ответственные: Мишустин М.В., высшие должностные лица (руководители высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации».В сентябре 2017 года в Ивантеевском образовательном центре девятиклассник Михаил Пивнев открыл стрельбу из пневматического ружья, ударил учительницу по голове кухонным топориком и взорвал несколько самодельных взрывных устройств небольшой мощности. Обошлось без жертв, но 4 человека получили травмы разной степени тяжести. Неуравновешенного подростка суд приговорил к семи годам воспитательной колонии.В 2019 году силовикам удалось предотвратить расстрел студентов Луховицкого аграрно-промышленного колледжа. Борис Банин планировал расстрелять своих однокурсников и преподавателей из-за неоднократных конфликтов с ними. У него изъяли пистолет Макарова с боевыми патронами и список будущих жертв. По приговору суда Банин проведет шесть лет в колонии строгого режима.В начале 2021 года сотрудниками ФСБ в городе Люберцы были задержаны двое 16-летних подростков, готовивших вооруженное нападение на одну их школ в поселке Красково. Явно недетские намерения подростков подтверждались изъятыми у них двумя самострелами, самодельными взрывными устройствами и различной атрибутикой «колумбайна».Кроме того, сотрудниками Центра противодействия экстремизму ГУ МВД России по Московской области ежегодно выявляется не мене десятка пользователей соцсетей, подверженных культу «колумбайна», и в той иной мере серьезности обсуждающих возможные сценарии расправ над одноклассниками.Данные факты в совокупности с событиями, произошедшими в Керчи и Благовещенске, обратили на себя внимание Антитеррористической комиссии Московской области и побудили активизировать профилактические мероприятия по предотвращению скулшутинга в образовательных организациях региона.Организация данной работы была поручена Главному управлению региональной безопасности и областному Министерству образования.В этом материале хотелось бы поделиться накопленным опытом и рассказать о проблемах, которые нам еще предстоит решить совместно с федералами.ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ АТЗОбеспечение надлежащего уровня антитеррористической защищенности объектов образования, относящихся к сфере ведения региональных и муниципальных властей, в Московской области осуществляется в рамках государственной программы «Безопасность Подмосковья» и муниципальных программ по профилактике правонарушений.Правообладатели (областные ЦИОГВ или муниципалитеты) ежегодно проводят проверку состояния и наличия инженерно-технических средств в детских садах, школах, колледжах и ВУЗах на предмет выполнения требований постановлений Правительства РФ №1006 и №1421.  Перед началом бюджетного года проводится корректировка ежегодно выделяемых из бюджета средств, формируются перечни необходимых для закупки оборудования, работ, услуг и затем в соответствии с утвержденными дорожными картами выполняются намеченные мероприятия.С учетом выбывания из строя изношенного и морально устаревшего оборудования планировалось, что к 2024 году все учебные заведения региона на 100% будут соответствовать требованиям антитеррористической защищенности.Однако события в Казани потребовали ускорения решения этой проблемы.По поручению Губернатора Московской области А.Ю. Воробьева буквально на следующий день после трагедии начались внеплановые проверки состояния АТЗ школ и колледжей. Сейчас мы подводим итоги этих проверок и до конца текущего месяца в муниципальные программы будут внесены необходимые коррективы.Стоит отметить, что на сегодняшний день почти во всех школах и детских садах Подмосковья уже установлены видеокамеры системы «Безопасный регион», кнопки тревожной сигнализации, все имеют профессиональную физическую охрану, и до начала нового учебного года все объекты образования 1-й и 2-й категории будут дооборудованы системами контроля и управления доступом.Теперь перед нами стоит задача максимально повысить эффективность использования средств видеонаблюдения, так как в ходе проверок выяснилось, что не везде обеспечена сохранность архива видеозаписей, не в каждой школе имеются специалисты, обученные работе с современной видеотехникой, а самое главное – выявлено множество фактов формального подхода к базовому требованию – «обеспечить видеоконтроль входных групп». Камеры на входах в учебные заведения установлены практических везде, но, к сожалению, картинка с них оставляет желать лучшего: из-за неправильного расположения возникают трудности применения системы распознавания лиц и других возможностей видеоаналитики, не всегда камеры захватывают сами посты охраны, которые также необходимо контролировать (проблемы качества физической охраны объектов образования это наша постоянная «головная боль» и отдельная тема для обсуждения).Постановления ПРФ 1006 и 1421 приводят довольно объемный перечень технических средств, которые должны иметься на объектах дошкольного, среднего и высшего образования – это кнопки тревожной сигнализации (КТС), системы оповещения и управления эвакуацией, наружное освещение (как средство АТЗ), системы видеонаблюдения и охранной сигнализации, контрольно-пропускные пункты на входах в здания и на территорию, стационарные и ручные металлоискатели, системы контроля и управления доступом (СКУД) и пр.Однако, по нашему мнению, наиболее эффективным способом пресечения проникновения на территорию нежелательных посетителей является наличие двух рубежей охраны – первый при входе на территорию и второй на входе в здание (естественно при наличии нормального периметрового ограждения).Вместе с тем требование об установке контрольно-пропускные пунктов относится только к объектам 1-й категории (вместимость более 1100 человек). При этом почти все наши детсады и школы независимо от категории имеют свою огороженную территорию, но вход на эту территорию практически свободный – калитка (ворота) закрываются только на ночь.Как правило в образовательном объекте выставляется один пост (суточный или 12-часовой) и размещается на входе в здание, где организован учебный процесс.Несомненно, что все случившиеся факты скулшутинга, можно было бы пресечь еще на подходе. В случае нападения или попытки пронести оружие на территорию объекта у второго поста (в здании) всегда есть время на вызов ГБР, можно успеть блокировать входные двери и даже забаррикадироваться.Полагаем необходимым установить это требование в указанных постановлениях Правительства РФ.Также необходимо указать минимальные требования к конструкции периметрового ограждения образовательного объекта. Кто-то может возразить, что это не уровень постановления федерального правительства – однако же в п. 26 ПРФ 1006 указано, что въезды на объект должны быть оснащены не просто воротами, а детализировано: воротами, «обеспечивающими жесткую фиксацию их створок в закрытом положении». Так почему бы в этом документе не задать и минимальную высоту ограждения территории объекта образования?В образовательных учреждениях 4-й категории (до 100 чел.) возможно устанавливать домофон с функцией видеоконтроля, кстати, частные детсады и школы как правило на это денег не жалеют и почти все оборудованы подобными средствами. Но, чтобы решить эту проблему в бюджетных учреждениях необходимо четкое указание нормативного акта, иначе денег на это не выделяется.Наряду с неуклонным повышением уровня антитеррористической защищенности объектов образования профилактическая работа в Московской области по предотвращению скулшутинга идет еще по нескольким направлениям, два из которых на наш взгляд заслуживают внимания и рекомендуются для применения в других регионах.СТУДЕНТЫ С ОРУЖИЕМ НА КОНТРОЛЕПроведенный ранее анализ событий в Керчи и Благовещенске (а теперь еще и в Казани) позволил сделать однозначный вывод – все студенты, получающие в законном порядке разрешения на оружие должны быть на особом контроле.Казалось бы, чего проще – сделать из базы владельцев оружия ЦЛРР выгрузку списка всех, кто учится в колледжах и ВУЗах и организовать их контроль.Но, как оказалось, такая информация в ЦЛЛР отсутствовала –  указание места работы или учебы при получении разрешения на оружие не требовалось, более того, такие поля для заполнения вообще отсутствовали в базе данных.Пришлось договариваться с заинтересованными органами. В итоге мы разработали и утвердили некий алгоритм совместных действий ГУРБ, Минобразования, ЦЛЛР и службы участковых.Сначала по нашей рекомендации были внесены изменения в типовую форму Акта проверки условий обеспечения сохранности оружия и патронов. Теперь информация о том, что желающий получить оружие, является студентом, выясняется участковым еще при проверке у кандидата условий хранения, затем передается в ЦЛЛР и вносится в базу.Чтобы восполнить ранее образовавшийся пробел в учетах, участковыми уполномоченными в короткое время с выходом на адреса проживания был отработан весь массив владельцев оружия в Московской области в возрасте до 25 лет – 1597 чел.Оказалось, что всего в регионе имеют зарегистрированное огнестрельное оружие 237 студента, обучающихся в средне-специальных и высших учебных заведениях, причем с обширной географией – от Воронежа до Санкт-Петербурга, но в основном, конечно же в ближайшем центре вузовского образования – в городе Москве – 44 владельца оружия учатся в областных образовательных организациях.Поделившись информацией с другими регионами, мы совместно со специалистами областного Минобразования организовали адресную индивидуально-профилактическую работу с «нашими» студентами – любителями оружия.В рамках этих мероприятий все они прошли психологическое тестирование. Интересный факт – при опросе всего один из тестируемых указал, что приобрел огнестрельное оружие в спортивных целях, трое – для охоты, а остальные затруднились ответить, указав официально заявленную цель – «для самообороны». Соответственно, у педагогов возникли вопросы: чего опасаются их студенты, если для своей безопасности вынуждены приобретать оружие?В ходе данной работы за полтора года было выявлено шесть владельцев, имеющих признаки возможного девиантного поведения. С ними организованы дополнительные адресные профилактические мероприятия: один владелец из указанной группы риска добровольно отказался от владения оружием, трое закончили обучение, двое остаются на особом контроле руководства образовательных организаций и участковых инспекторов.В настоящее время при подаче в ЦЛРР ГУ Росгвардии по Московской области заявления о получении разрешения на оружие кандидат сразу указывает место учебы (если есть). Затем направляется запрос в образовательное учреждение, где с ним проводится тестирование и собеседование с психологом.Далее с обладателями «стволов» до окончания обучения руководством учебного заведения продолжается индивидуальная профилактика с привлечением штатных психологов.К сожалению, настораживающий социально-психологический портрет и даже отрицательная характеристика с места учебы не являются законными основаниями для отказа в выдаче разрешения на оружие.Организованная нами работа позволяет только чуть пристальнее контролировать этих студентов, по крайней мере, руководство колледжа и местный участковый знает, у каких студентов имеется официально зарегистрированное оружие.В этом году мы пошли еще дальше – получили в образовательных организациях списки так называемых «трудных» подростков, т.е. более шести тыс. детей, состоящих на внутришкольном учете, и попросили ЦЛЛР проверить, нет ли у их родителей огнестрельного оружия. Оказалось, что у 108 учеников из этой категории родители дома хранят оружие. Информация об этом была незамедлительно доведена до руководства образовательных организаций, УПДН и службы участковых.  С ними также организованы дополнительные адресно-профилактические мероприятия по установленным алгоритмам.Кроме прочего, мы с помощью областного Министерства здравоохранения выяснили, где и как наши студенты проходили медицинские осмотры перед получением разрешения на оружие.Все они получили медицинские заключения формы 002-О/у в установленном порядке, как в государственных, так и в частных клиниках, имеющих соответствующие лицензии.Но из них всего 47 чел. посетили по месту жительства врача-нарколога и 105 чел. врача-психиатра. Остальные умудрились получить мед.заключения, просто предъявив справки из регистратур местных наркологических и психоневрологических диспансеров о том, что не состоят там на учете.Стоит ли говорить, что такое халатное отношение к выдаче медицинских заключений отмечается исключительно в частных клиниках.Однако какой-либо действенный механизм по отзыву уже выданных разрешений на оружие на основании этой информации пока отсутствует. ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПРОФИЛАКТИКАМинистерством образования Московской области за эти годы также наработана достаточно солидная практика по предотвращению скулшутинга.Мы уже давно отошли от общепринятого заблуждения, что основной группой риска являются конфликтные и явно неуравновешенные подростки. Все задержанные за вооруженные нападения ранее характеризовались исключительно с положительной стороны и, как правило, воспитывались в благополучных семьях.Поэтому нашим коллегам-педагогам пришлось внедрить в практику немного нестандартные решения и подходы.В первую очередь следует отметить масштабную работу по проведению массового социально-психологического тестирования практически всех школьников Подмосковья от 14 лет и старше. В 2020 году участие в тестировании приняло более 322 тыс. школьников. Из них почти 7% педагоги определили для себя как входящих в зону риска и соответственно требующих повышенного внимания.Около 27 % учащихся отнесены к группе повышенной вероятности вхождения в группу риска.Следует отметить, что тестирование является абсолютно добровольным, но сам факт отказа от тестирования – это уже характеризующий фактор. Показатели по всем образовательным организациями разнятся – где-то эти проценты выше, где-то ниже. В школы, где эти результаты хуже, чем в среднем по области, направляются специалисты для оказания помощи местным педагогам.Естественно, результаты всех этих мероприятий являются строго конфиденциальными, персональные данные школьников закодированы.Во-вторых, внедрена система наблюдения за социальными сетями. В Академии социального управления Московской области создан Центр практической психологии образования с группой мониторинга. В 2020-21 гг. специалистами Центра было проанализировано более 2 тыс. аккаунтов обучающихся, выявлено 24 школьника, подвергаемых буллингу, и семь подростков, имеющих признаки суицидального поведения. Информация направлена руководству школ, эти дети взяты на контроль психологов и социальных педагогов.На основе практического опыта специалистами Центра разработан пакет методических материалов: Алгоритм мониторинга аккаунтов в социальных сетях, Стандарт наблюдения за поведением ребенка, Тренинг-программа развития культуры потребления информации, Типовые сценарии родительских собраний, посвященных этим проблемам.Таким образом, не вдаваясь в подробности, алгоритм индивидуально профилактической работы по недопущению насилия в образовательном учреждении выглядит следующим образом:-  все обучающиеся проходят социально-психологическое тестирование;- постоянно мониторятся открытые аккаунты учащихся «группы риска»;- директор знает каждого ученика/студента «группы риска»;- на каждого подростка, по тем или иным причинам попавшего на внутришкольный учет заводится карта наблюдения за поведением;- по каждому «проблемному подростку/ребенку составляется план индивидуальной работы;- исполнение этого плана на еженедельном контроле директора;- родители информируются о проводимой работе;- родителям рекомендуется посетить специалиста-психиатра;- на родительские собрания и классные часы приглашаются сотрудники подразделений УПДН и специалисты по профилактике деструктивного поведения;- с помощью электронного учета посещаемости на школьном портале сразу выявляются проблемные подростки по неизвестным причинам, начинающие прогуливать уроки.НОРМОТВОРЧЕСТВОНесмотря на вышеперечисленные наработки и накопленный опыт в сфере противодействия скулшутингу, следует констатировать, что нормативно-правовая база в этой сфере отстает от практических реалий.В связи с этим многие наши проекты еще не могут получить окончательную «путевку в жизнь», многое мы видим и понимаем, но принцип правового регулирования деятельности органов государственной власти гласит: «запрещено все, что не разрешено законом» – без должного правового регулирования в этой тонкой сфере общественных отношений, мы со своими коллегами рискуем оказаться на грани «превышения полномочий».Поэтому Главное управление региональной безопасности Московской области совместно с профильными ведомствами с учетом данного Президентом поручения сконцентрировало свое внимание на подготовке предложений по внесению изменений в федеральные нормы.Полагаем необходимым внести ряд изменений и дополнений в постановления Правительства РФ № 1006 и 1421 в части уточнения требований к охране и технической оснащенности объектов образования, более четкой регламентации действий должностных лиц, ответственных за антитеррористическую защищенность и уточнению алгоритмов их действий.Также готовим пакет законодательных инициатив о внесении изменений в федеральное законодательство, предусматривающий дополнительные основания для отказа в выдаче разрешений на приобретение оружия и совершенствование порядка медицинского освидетельствования для лиц моложе 25-лет или обучающихся в учебных заведениях.Заслуживает внимание то, что в поручении Президента требование об обеспечении единого подхода к антитеррористической защищенности сделано с оговоркой «исходя из типов населенных пунктов».Для Московской области это существенное замечание – сейчас ППРФ 1006 устанавливает единые требования по АТЗ для школы с одинаковым количеством учащихся, что в крупных городах что в отдаленных сельских районах.

Владимир ГерасименкоПервый заместитель руководителя Главного управления региональной безопасности Московской области

 

МНЕНИЕ: Рубен Валерьевич Маркарьян,Адвокат, член Общественного совета при Минюсте России, заместитель президента Гильдии российских адвокатов, председатель Общественного совета при Главном управлении региональной безопасности Московской области«Что делать со школьными стрелками? Вот недавно спецслужбы предотвратили случай расстрела одноклассников. Я тут задумался: дело в ненависти к одноклассникам (и ко всему миру заодно), или это тема желания пострелять по живым мишеням? В принципе, ведь, если ненавидеть свой класс, школу, взвод, и прочие коллективы, то способ мести можно выбрать иной. Но выбирают самый эффектный. Как в игре. Может, этого не хватает? И тогда вопрос: если дать пострелять вволю при иных обстоятельствах, то желания стрелять по живым мишеням не возникнет? Придя с тренировки по боксу или борьбе, я не помню у себя желания подраться или побороться. Чай попить? Да. Поесть? Наверно. Поспать? Хорошо бы.После тренировки по стрельбе (а я занимался стрельбой из пистолета), ложку держишь, а рука дрожит. Наверное, вопрос, скорее, к психологам. А пока, все средства хороши.Как выяснилось, Центром противодействия экстремизму ГУ МВД России по Московской области ежегодно выявляется не менее десятка потенциальных стрелков. Один из них и «выстрелил» в Ивантеевке. То есть, это целое движение, целый культ. После этого, а также других шоковых событий в Керчи, Благовещенске, Казани у общественности всегда один вопрос: а где профилактика? Именно над этим давно и серьезно работают Антитеррористическая комиссия, Главное управление региональной безопасности Московской области. Что мне показалось важным и знаковым в их анализе кроме знакомых до боли изношенности оборудования и формального подхода к охране части учреждений? То, что в базах данных Центра лицензионно-разрешительной работы Росгвардии в принципе не было требования при получении оружия указывать место работы или учебы. ГУРБ совместно с Центром и Минобразования положение исправили, сделали выборку и протестировали владельцев оружия. Подавляющее большинство сказали, что приобрели ствол для самообороны. У меня тот же вопрос, что и у педагогов: а чего они боятся, и, главное, что собираются с ним делать? Особенно те шесть владельцев, у которых выявлены признаки девиантного поведения. Сейчас в регионе наработана солидная практика по предотвращению скулшутинга. Первый заместитель руководителя Главного управления региональной безопасности Московской области Владимир Герасименко рассказал о ней в июньском выпуске журнала «Мир Безопасности». Читаем, вносим предложения!»

Источник: zakonia.ru

Добавить комментарий

*

девятнадцать − одиннадцать =