Суды не закрываются от посетителей и адвокатов

Суды не закрываются от посетителей и адвокатов

Поэтому нарушителей типовых правил будут останавливать на входе

В распоряжении «НГ» оказался утвержденный Советом судей РФ документ, работа над которым велась с 2018 года. Эти «Типовые правила пребывания посетителей в судах», устанавливающие единообразные требования для всей страны, подготовлены по просьбе Минюста и ходатайству адвокатского сообщества. Его представители особо просили разработчиков избегать нечетких формулировок. Однако в окончательной версии они остаются. Поэтому эксперты «НГ» опасаются новых ограничений, теперь формально законных.

Как говорится в постановлении Совета судей, в первую очередь типовые правила нацелены «на обеспечение безопасности судебной деятельности, защиты и законных интересов судей». Приняты же они «с учетом принципа независимости суда и самостоятельности судебной власти» и для того, чтобы добиться «необходимых условий для отправления независимого и открытого правосудия». Такой заход сам по себе говорит о том, что руководству судов и судебным приставам оставлено широкое поле для собственного усмотрения.

Например, основанием для отказа в допуске в здание суда может стать спортивная или пляжная одежда и обувь, а также шорты выше колен. Еще более неопределенным выглядит положение об одежде и обуви, на которых есть «надписи или рисунки, оскорбляющие человеческое достоинство или явно указывающие на неуважение к обществу и суду». Под запрет подпадает и одежда, которая не позволяет идентифицировать личность человека, а это вообще вещь чисто субъективная. «Лицам в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения допуск в суд также запрещен», – сказано в документе, но не указано, что на входе возможны соответствующие медицинские проверки.

Когда Фемида только приступала к разработке регламента поведения посетителей в зданиях судов, глава Совета судей РФ Виктор Момотов настаивал на том, что их отсутствие порождает вседозволенность. Однако подобные правила введены практически в каждом суде. Другое дело, что они различаются по содержанию и степени доступности для ознакомления. Одни суды опубликовали их на официальных сайтах, другие – разместили на стендах внутри. По мнению юристов, разработка единого документа – это вроде правильная инициатива, хотя и есть опасения, что это не отменит придирок к длине юбок или брюк, но создаст возможность отправлять восвояси посетителей якобы в спортивном облачении. То есть в документе не удалось избежать оценочных формулировок, допустим, «внешнего вида, оскорбляющего достоинство».

Как напомнил «НГ» зампрезидента Гильдии российских адвокатов Рубен Маркарьян, вопрос об универсализации правил прохода в суды возник после резонансного задержания адвоката Лидии Голодович в Невском райсуде Санкт-Петербурга. Судебные приставы тогда не пропустили одного из свидетелей по гражданскому делу, которое та вела, приняв укороченные брюки за шорты. Голодович с этим не согласилась, возник конфликт – и его результатом стали наручники, отделение полиции, а потом и уголовное дело по обвинению в применении насилия в отношении представителя власти.

Федеральная палата адвокатов (ФПА) РФ тогда обратилась по этому поводу в Минюст, а тот в октябре 2018 года написал в Совет судей РФ письмо с просьбой выработать единообразные подходы. Причем так, заметил Маркарьян, чтобы они аккумулировали требования законодательства относительно адвокатской деятельности и исключили препятствия для реализации конституционного права граждан на судебную защиту.

«Документ долго обсуждался, так как к нему возник ряд нареканий», – пояснил Маркарьян, уточнив, что в том числе и у Минюста. В сентябре 2021-го ведомство в очередной раз направило Совету судей замечания и дополнения, предложив согласовать этот проект и с заинтересованными ведомствами вроде Росгвардии, МЧС, ФСО. «При этом межведомственные противоречия касались не только конкретных норм документа, но и источника регламентации пропускного режима в зданиях судов. Только к декабрю 2023 года основные расхождения были улажены, так что типовые правила были приняты Советом судей», – указал Маркарьян.

По словам Маркарьяна, единообразие хорошо тем, что теперь участникам процесса не надо выискивать на сайтах судов требования для прохода или внешнего вида. Впрочем, профессиональные участники процессов ко всему этому и так всегда относились ответственно. Адвокатское сообщество, кстати, давно предлагает ввести собственную мантию. «Пьяные выходки и непотребный вид позволяют себе как раз непрофессиональные участники процессов. Та часть документа, которая перечисляет основания для отказа в допуске, больше для них», – заметил Маркарьян.

Для адвокатов более важно, например, четкое указание на то, что типовые правила направлены на «обеспечение гласности и открытости судопроизводства, реализацию права на доступ к информации о деятельности судов».

Есть и опасения, что придирки к внешнему виду останутся. Если с шортами все понятно, то не совсем ясно, что означает фраза «внешний вид, не отвечающий санитарно-гигиеническим требованиям»? А есть ли где-то в открытом доступе список данных требований? И кто при этом будет определять «границы дозволенного»? Или, например, что будут делать со значительной частью посетителей судов, которые иной одежды, кроме спортивной, похоже, и не имеют? Как заметил Маркарьян, чаще всего такие люди проходят по административным правонарушениям.

Впрочем, пока рано говорить о тенденциях в реализации данных правил, тем более что это не самое главное. «Если бы проблемы нашего правосудия были лишь в правилах посещения, то мы были бы просто счастливы и стойко терпели бы любые неудобства и ограничения», – подчеркнул адвокат.

Вице-президент ФПА, президент АП Ленинградской области Денис Лактионов считает приведение правил пребывания в судах к единому знаменателю правильным решением. В то же время к нему остаются вопросы по некоторым конкретным недочетам. Например, по пункту о запрете на вход в виде, который «не отвечает санитарно-гигиеническим требованиям». Непонятно, как это должны оценивать судебные приставы, которым предстоит еще вроде бы устанавливать и состояние опьянения. Вызывает недопонимание и запрет на спортивную обувь: «Сейчас многие носят кроссовки, потому что это удобно. Теперь пристав может не пустить человека из-за этого. А таким человеком может оказаться важный свидетель, недопуск которого приведет к ущербу для правосудия», — полагает Лактионов. Дополнительных пояснений требует и формулировка о надписях и рисунках, «оскорбляющих человеческое достоинство или свидетельствующих о явном неуважении к обществу и суду».

По мнению члена комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов, председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Ленинградской области Евгения Тонкова, этот нормативно-правовой акт судебной власти, к сожалению, создал для многих посетителей судов потенциальные трудности. К примеру, запрет для лиц в спортивной одежде и обуви закрывает доступ почти для трети населения городов, ведь в современные предметы гардероба демонстрируют именно спортивный стиль по максимуму. Особенно это касается обуви, но и на джемперах и брюках свободного покроя нередко есть полосы вдоль рук или ног, что однозначно можно посчитать спортивным имиджем. «Отрадно заметить, что, вероятно, после «дела Лидии Голодович», правила разрешают вход в суд в бриджах, хотя теперь прямо запрещают шорты выше колена. Так что женщинам в юбках-шортах выше колена тоже могут не позволить пройти в суд. Поэтому следует, видимо, научить приставов отличать юбки в строгом значении этого термина от юбок, скроенных по модели брюк», – сыронизировал Тонков. Также, по его словам, продолжатся и споры с приставами по поводу права пронести с собой жидкость (воду, чай, кофе и т.д.), ибо один из пунктов правил запрещает «предметы, наличие которых может представлять угрозу для безопасности окружающих», между тем, «до сих пор приставы райсудов и Петербургского горсуда практикуют изъятие бутылок с водой». И он напомнил, что любой спор с приставом – это не только затрата времени, но и риск быть привлеченным к административной и даже уголовной ответственности.

Екатерина ТрифоноваКорреспондент отдела политики «Независимой газеты»

Источник: zakonia.ru

Добавить комментарий

*

4 + семнадцать =