В чем риски адвокатской профессии и как их минимизировать?

В чем риски адвокатской профессии и как их минимизировать?

В ходе сессии «Профессиональные риски адвокатов» на ПМЮФ-2024 спикеры и эксперты обсудили виды рисков, их причины и возможные пути их предотвращения и минимизации. Говорили о том, почему до сих пор участники процесса и правоприменители нередко позволяют себе проявлять неуважение к адвокату, а некоторые доверители уверены, что представитель – их слуга, как сделать, чтобы нарушения профессиональных прав  адвокатов не оставались безнаказанными. Обсуждение получилось предельно откровенным и плодотворным. Подробнее – в материале пресс-службы ФПА РФ.   

Открывая сессию, модератор – президент ФПА РФ Светлана Володина отметила, что для адвокатского сообщества очень важно не просто констатировать наличие профессиональных рисков, но и обсудить, как эти риски минимизировать. Она выделила три группы причин возникновения рисков: непрофессионализм участников процесса, включая адвоката; злоупотребление правом; действия, выходящие за рамки закона. Президент ФПА РФ подчеркнула, что адвокатскому сообществу необходимо понять, как действовать в зависимости от того, какая из причин вызывает риски.

Виды гражданско-правовых рисков в деятельности адвокатов и способы защиты от нихПервым на сессии выступил вице-президент ФПА РФ, президент АП Воронежской области Олег Баулин. Темой его выступления стали гражданско-правовые риски в деятельности адвокатов.Вначале он остановился на причинах профессиональных рисков адвокатов, к которым, в частности, относятся: деятельность адвоката, недостаточно подготовленного к судебному заседанию; организационная работа адвоката в связи с заключением соглашения об оказании юридической помощи; риски взаимодействия с доверителем, который желает наступления определенных правовых последствий и для которого неважно, какими способами они могут достигаться; риски взаимодействия с третьим лицом, которое выступает в качестве доверителя. Также Олег Баулин обозначил системную проблему, суть которой заключается в том, что зачастую возникновение профессиональных рисков и формирование условий для их наступления связано с неопределенностью понятия юридической помощи. Адвокатское сообщество и большая часть юридического сообщества трактуют юридическую помощь как систему действий, имеющих правовое значение. С 2007 г. после постановления Конституционного Суда РФ по делу агентства корпоративной безопасности, в котором в качестве основания возникновения отношений адвоката с доверителем была названа глава 39 ГК РФ, адвокатская деятельность по оказанию юридической помощи стала трактоваться как возмездная услуга.Далее Олег Баулин назвал виды гражданско-правовых рисков, с которыми адвокаты сталкиваются в судебной практике. Прежде всего, это дела о взыскании неотработанного гонорара, убытков, неосновательного обогащения. Достаточно распространенными в судебной практике стали формулировки о том, что клиент не обязан оплачивать неоказанные или оказанные некачественно юридические услуги. С этим связан риск отказа от взыскания гонорара. Заслуживают внимания и ситуации, когда суды рассматривают требования о признании соглашения об оказании юридической помощи недействительными в части гонорарного условия либо целиком. Такие требования рассматриваются и по общим основаниям злоупотребления правом ст. 168 ГК РФ, и по некоторым специальным основаниям (например, ч. 2 ст. 74 ГК РФ) в связи с причинением явного ущерба действиями представителя. Также Олег Баулин рассказал о судебной практике оспаривания соглашений об оказании юридической помощи по основаниям, предусмотренным законодательством о несостоятельности (банкротстве). Он отметил, что в 2022–2023 гг. накопилась очень важная для адвокатского сообщества судебная практика. В частности, Верховный Суд РФ в определении от 11 ноября 2022 г. сформировал принципиально важную для адвокатского сообщества позицию – правом на получение квалифицированной юридической помощи может воспользоваться любое лицо независимо от своего финансового положения, возможности квалифицировать сделку как подозрительную и т.д.Олег Баулин рассказал о способах защиты от рисков. Они могут носить частный характер, быть направленными на решение отдельных вопросов: разъяснения Комиссии Совета ФПА РФ по этике и стандартам, методические публикации адвокатов в «Адвокатской газете». Другой важный способ противодействия профессиональным рискам – корпоративный, в виде разработки профессиональных стандартов, которую осуществляет ФПА РФ. Так, разработаны и действуют Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, Стандарт оказания адвокатом бесплатной юридической помощи в рамках государственной системы бесплатной юридической помощи, Стандарт подготовки и направления адвокатских запросов. Как полагает Олег Баулин, необходимо продолжить эту работу и подготовить методические рекомендации по различным видам оказания юридической помощи. «На мой взгляд, у ФПА в этом направлении большие задачи и много работы. Но мы ее не боимся», – заключил Олег Баулин.

Необходимо определить понятие качества юридической помощиУправляющий партнер Юридической компании «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев сообщил, что 17 июня Совет ФПА передал в Комиссию Совета ФПА РФ по этике и стандартам разработанный «Пепеляев Групп» проект стандарта качества юридических консультационных услуг. По словам Сергея Пепеляева, проект появился как ответ на конкретный риск после рассмотрения Верховным Судом РФ в феврале 2024 г. спора между клиентом и консультантом.По мнению Сергея Пепеляева, в данном определении ВС РФ содержится ряд правовых положений, которые адвокатскому сообществу следует подробно раскрыть и разъяснить в будущем стандарте. Так, ВС РФ отметил, что если качество специально не определено договором, то в силу ст. 721 ГК РФ результат работ должен соответствовать обычно предъявляемым требованиям. Ответ на вопрос, что такое обычно предъявляемые требования, могут и должны дать адвокаты. Верховный Суд РФ отметил, что клиент оплачивает консультационные юридические услуги, рассчитывая на их полезность. Польза раскрывается через цель, которую преследует заказчик. Однако желаемый результат не всегда достижим, а консультант разделяет с клиентом риск неполучения этого результата. Поэтому юридический консультант должен действовать с той степенью заботливости и профессионализма, с которой действовал бы любой разумный консультант. Понятие разумного консультанта, полагает Сергей Пепеляев, также следует внести в стандарт. Сергей Пепеляев обратил внимание, что разработка стандартов должна осуществляться оперативно ввиду появления запросов на внешнее регулирование адвокатской деятельности.Он рассказал об участии в Правовом саммите в Петербурге, состоявшемся в конце мая – начале июня 2024 г., где на одной из сессий обсуждался проект стандарта качества оказания консультационных юридических услуг. В обсуждении приняли участие корпоративные юристы ведущих российских компаний. Аудитории был задан вопрос: кто должен закрепить критерий качества оказания юридических услуг. 60 процентов дали ответ, что это должна осуществлять саморегулируемая организация юристов, например, ФПА РФ. О готовности применять такой стандарт при рассмотрении споров с клиентами сообщили 37 процентов, 40 процентов – о готовности применять его во многих случаях.Результаты опроса, как отметил Сергей Пепеляев, показывают, что ФПА РФ является драйвером развития рынка юридических услуг. Этот статус, имидж, лидерство нужно сохранять, развивать и демонстрировать юристам, работающим за рамками адвокатуры, что в адвокатуре удобно, полезно, безопасно, потому что адвокатура разрабатывает стандарты, которые направлены на защиту адвокатов и юристов в случае предъявления неожиданных требований со стороны клиентов.По мнению Сергея Пепеляева, необходимо разработать и принять еще несколько стандартов по ключевым вопросам. Он сообщил о подготовленных «Пепеляев Групп» проектах стандартов по следующим направлениям: 1 Ценообразование и расчеты. 2. Ответственность. 3. Конфиденциальность. 4. Конфликт интересов.

«Адвокат – это не слуга своего клиента»По наблюдению адвоката Московской коллегии адвокатов «Каганер и партнеры» Константина Ривкина практика показывает, что далеко не всегда взаимодействие доверителей со своими защитниками происходит успешно, нередко у последних возникают различного рода проблемы. Таким образом одним из источников рисков для адвокатов становятся их доверители.В этой связи, считает спикер, важно обратить внимание на психологические особенности отношений с подзащитными по уголовным делам, риски адвокатов при вступлении в дело, ситуации с невыплатами оговоренного в соглашении гонорара, конфликты с доверителем по поводу его поручений или позиции по делу, поводы для досрочного расторжения соглашения, инициирование бывшим доверителем привлечения адвоката к различным видам ответственности.В чем риски адвокатской профессии и как их минимизировать?
Докладчик напомнил слова выдающегося юриста и правоведа Анатолия Кони – «Адвокат – это не слуга своего клиента» – и отметил, что если делать из доверителя «священную корову», это может привести к проблемам для адвоката.В выступлении были приведены данные статистики Адвокатской палаты города Москвы, которые свидетельствуют, что из поступивших в 2022 г. 1800 жалоб 1500 были жалобами доверителей. 9/10 этих жалоб были признаны дисциплинарными органами необоснованными, дисциплинарные производства по ним не были возбуждены, а по возбужденным делам в большинстве случаев квалификационная комиссия и Совет палаты признавали действия адвокатов правомерными.Причины рискованного для адвокатов поведения доверителей, по мнению спикера, часто связаны с тем, что последние при возбуждении уголовного дела испытывают стресс, желают выйти из сложившейся ситуации в том числе незаконными способами, испытывают воздействие правоохранительных органов, а также в сложной ситуации у них обостряются негативные качества личности.Константин Ривкин предложил систематизировать риски, которые исходят от доверителей. Первая группа рисков – риски организационно-финансового характера (неоплата гонорара, неподписание акта о выполненных работах и др).Вторая группа рисков связана с тактико-психологическими проблемами (недоверие защитнику, обман адвоката, несогласие с его тактикой или стратегией защиты).Третья группа, по словам докладчика, наиболее опасная – это риски привлечения адвокатов к ответственности (поручения неправового характера, попытка сделать из адвоката соучастника и др.) Константин Ривкин привел примеры, когда риск приводил к возбуждению уголовных дел в отношении адвокатов: одного адвоката доверитель попросил пронести в СИЗО сильнодействующее лекарство, другой по просьбе доверителя сказал, что денежная сумма, изъятая как взятка, была одолжена им доверителю.Константин Ривкин предложил свою типизацию людей, которые создают риски адвокатам: неплательщики (желают получать квалифицированную юридическую помощь, но не желают за нее платить), эксплуататоры (дают много бессмысленных поручений адвокатам), самозащитники (считают, что знают больше адвокатов), «слеполюбивые» родственники (убеждены в невиновности доверителя вопреки очевидным фактам), «торопыги»-доверители (спешат рассказать все следователю, не посоветовавшись с адвокатом), доверители-романтики (наивно относятся к соотношению законов и правоприменения).По мнению Константина Ривкина, в прикладном плане требуется система рекомендаций по минимизации и нейтрализации рисков, возникающих в ходе работы адвоката со своим доверителем. Он положительно оценил разъяснение Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ по отдельным вопросам, связанным с заключением адвокатом соглашения об оказании юридической помощи в пользу третьего лица, утвержденное решением Совета ФПА 18 июня 2024 г.

Вернуть уважение адвокатам«Адвокатов не уважают» – так обозначила главный профессиональный риск адвокат Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Александра Вдовина в начале своего выступления.«На следственных действиях слышишь неуместные комментарии в свой адрес; приезжаешь к приставу в приемные часы, а его нет на месте; приходишь с доверителем на сделку, а другая сторона начинает тебя в чем-то подозревать», – такие примеры неуважения к адвокату назвала спикер, добавив, что этот список можно продолжать до бесконечности.Она рассказала случай из своей практики, когда, заявив отвод судье из сомнений в ее беспристрастности (судья отклоняла все вопросы и ходатайства), получила судебный штраф, который не удалось оспорить даже в вышестоящих инстанциях.Она призвала решать эту проблему, но для начала требуется выяснить ее причины. Одной из причин неуважения к адвокатам, по мнению Александры Вдовиной, является то, что на юридических факультетах и в юридических вузах нет такой дисциплины, как адвокатура, в чем она сама убедилась, изучив учебные планы вузов.«Только в нескольких юридических вузах Москвы такой предмет есть, и то, как мне пояснили, этот предмет является дисциплиной по выбору. То есть на него можно записаться, формально добрав эти учебные часы. То есть, очевидно, такая ситуация приводит к тому, что в профессиональном сознании будущих представителей юридических профессий нет места адвокатам», – рассказала спикер, пояснив, что сложившаяся ситуация будет усугублять неуважение к адвокатам.По ее мнению, свести данную тенденцию к минимуму можно только в том случае, если в учебной программе юридических факультетов адвокатура будет обязательным предметом, который будет преподавать практикующий адвокат.

Чем рискуют адвокаты в других странахСоветник ФПА РФ Ольга Шварц проанализировала профессиональные риски адвокатов за рубежом, выделив системные проблемы, с которыми сталкиваются адвокаты в различных юрисдикциях. Она выделила две большие группы рисков – внутренние, которые зависят от поведения самого адвоката, и внешние, зависящие от поведения иных лиц – доверителя, коллег, третьих лиц. Ольга Шварц также классифицировала риски по видам (организационные риски, включая риски информационной безопасности; риски, обусловленные деятельностью клиентов, включая риски финансовой ответственности; репутационные риски) и привела примеры конкретных ситуаций.В чем риски адвокатской профессии и как их минимизировать?
В частности, риск финансовой ответственности, который выделяется во многих юрисдикциях, связан именно с тем, что адвокаты опять же во многих зарубежных юрисдикциях управляют средствами клиентов, к примеру, трастовыми фондами, наследственным имуществом. В весьма неприятную ситуацию адвокат попадает в случае займа средств у клиента, когда вернуть заем не получается. В более серьезном аспекте: ФАТФ (Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег – Financial Action Task Force, FATF) полагает, что адвокатская деятельность и то, как организованы внутри юридических фирм бизнес-процессы, способствуют отмыванию денег, «и поэтому ФАТФ особо намекает на то, каким образом должны действовать адвокаты и каким образом они должны проверять те сделки, которые они оформляют, чтобы не способствовать своим клиентам в махинациях».Нужно четко выстраивать свои взаимоотношения с клиентом, подчеркнула спикер. Так, в одной из юрисдикций распространено своего рода предостережение адвокатам, отвечающим на вопросы граждан в социальных сетях: якобы гражданин может посчитать, что адвокат уже с ним работает, и в последующем (не получив реальной юридической помощи в дальнейшем) предъявить к адвокату претензии.Очень серьезным риском Ольга Шварц назвала воспрепятствование деятельности адвокатов со стороны государственных органов, в особенности правоохранительных органов. Она обратила внимание на международную судебную практику, связанную с незаконными обысками у адвокатов, с изъятием электронных носителей, содержащих информацию, защищенную адвокатской тайной, с оказанием давления на адвокатов.В одной из юрисдикций, по словам спикера, в Уголовном кодексе есть статья, предусматривающая ответственность за лжесвидетельство, которая применяется только к адвокатам. К примеру, в суде подзащитный дал не такие показания, как на следствии, – это может быть расценено как подстрекательство к лжесвидетельству, фальсификации доказательств. Ольга Шварц также сообщила, что в уголовных кодексах ряда стран СНГ и Европы есть нормы, запрещающие вмешательство в деятельность адвоката.

Новый способ давления на адвокатов со стороны следствияВице-президент ФПА РФ, президент АП Ленинградской области Денис Лактионов рассказал о необоснованных обращениях процессуальных оппонентов адвокатов в территориальные управления Минюста России с требованием привлечь адвокатов к дисциплинарной ответственности. Территориальными органами Минюста России такие обращения, к сожалению, поддерживаются.В дисциплинарной практике Адвокатской палаты Ленинградской области за первое полугодие текущего года было уже три дисциплинарных дела, четвертое «на подходе»: следователь, который расследует дело или уже закончил выполнение следственных действий, приступает к ознакомлению с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ; и вот тут, по мнению следователя, у него почему-то есть полномочия диктовать или напирать на защитника, как тому реализовывать свое право на ознакомление с материалами дела. Ст. 217 УПК РФ дает следствию право обеспечить ознакомление обвиняемого, его защитника с материалами дела, а вот как знакомиться с материалами дела, в какой последовательности, в каком порядке, как определить эту тактику, – это абсолютное право адвоката, уточнил спикер.«Мне бы, конечно, хотелось, чтобы коллеги из Министерства юстиции обратили внимание на то, что у следователя нет никаких прав определять, каким образом адвокат будет знакомиться с материалами дела», – сказал Денис Лактионов.Президент АП Ленинградской области выразил надежду, что дисциплинарная практика региональных палат по этому вопросу будет единой и абсолютно однозначной – в пользу адвокатов.

Нарушители профессиональных прав адвокатов не должны оставаться безнаказаннымиЧлен Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, член Совета, председатель Комиссии АП Ленинградской области Евгений Тонков привел конкретные примеры нарушений профессиональных прав адвокатов, назвав универсальной проблему безнаказанности нарушителей. В частности, он рассказал о ситуации с адвокатом АП Ленинградской области Алексеем Калугиным, которого сотрудники полиции в ноябре 2021 г. не допустили к задержанному доверителю. Также он сообщил о том, что в настоящее время у адвокатов практически нет возможности попасть к доверителям, содержащимся в СИЗО «Кресты», поскольку для них создана отдельная от следователей очередь, где не остается свободных мест. Эту ситуацию Евгений Тонков рассматривает как воспрепятствование профессиональной деятельности адвокатов.Для решения перечисленных проблем Евгений Тонков считает самым важным не оставлять идею с продвижением нормы о воспрепятствовании адвокатской деятельности. Второе – последовательно стремиться привлечь к ответственности таких злостных нарушителей прав адвокатов. «У нас они есть по именам, они есть в каждой палате», – сказал он об этих нарушителях. И третье, производное от второго, – создать реестр нарушителей прав адвоката; этот реестр может быть воспринят неоднозначно, вместе с тем, по мнению Евгения Тонкова, такой реестр необходим.Спикер подчеркнул, что Комиссии по защите прав адвокатов последовательно работают над тем, чтобы нарушители прав адвокатов привлекались к ответственности, и отметил, что в настоящее время отчетливо прослеживается тенденция консолидации работы региональных комиссий. Евгений Тонков сообщил, что Комиссия по защите прав адвокатов АП Ленинградской области каждую неделю обрабатывает несколько обращений в телефонном режиме, и предложил коллегам проявлять щадящее отношение к адвокатам: не мучить адвоката стандартами и не заставлять адвоката «ходить в железных наручниках», поскольку защитнику будет сложно работать в таких условиях.Президент ФПА РФ Светлана Володина поблагодарила всех участников обсуждения и завершила сессию цитатой Цицерона: «Если проблема определена, она понятна, она уже почти решена».

Источник: zakonia.ru

Добавить комментарий

*

6 + пятнадцать =