ВОССТАНОВЛЕНИЕ ТРУДОВЫХ ПРАВ ИЛИ ПОПЫТКА ОБОГАЩЕНИЯ ЗА СЧЕТ БЫВШЕГО РАБОТОДАТЕЛЯ?

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ТРУДОВЫХ ПРАВ ИЛИ ПОПЫТКА ОБОГАЩЕНИЯ ЗА СЧЕТ БЫВШЕГО РАБОТОДАТЕЛЯ?

Игорь Макаров, бывший партнер московского офиса международной фирмы «Бейкер и Макензи», заставивший компанию при увольнении заплатить ему более одного миллиона долларов «отступных», по-прежнему считает, что ему сильно недоплатили и готов доказывать это в кассации (апелляция в требованиях отказала). Компания же не устает утверждать, что Макаров предпринимает очередную попытку ввести суд в заблуждение путем манипулирования и подтасовки фактов в стремлении несправедливо обогатиться за счет бывших российских партнеров по бизнесу еще на сумму свыше 3 миллионов долларов США или около 300 миллионов рублей.

Откуда такие немалые суммы требований ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» подробно рассказало в журналистском расследовании «Свой против своих».Если коротко: получив более 1 000 000 долларов при увольнении, Макаров не удовлетворился суммой и подал к своим бывшим российским партнерам по бизнесу иск с требованием доплатить ему за совмещение должностей, а также выплатить компенсацию и проценты за задержку выплаты компенсации за неиспользованный отпуск за 14 лет в общей сложности более $3 млн (эта сумма росла с каждым днем рассмотрения судебного спора).Представители фирмы «Бейкер и Макензи»  в судебных заседаниях утверждали, что на это и был расчет Макарова, который, имея соответствующие полномочия, сам не оформлял свои отпуска и при увольнении присвоил оригинал соглашения об увольнении, а поэтому все его аргументы – недобросовестны и местами – недостоверны.Они представили многочисленные доказательства и свидетельские показания, что Макаров был все эти годы в отпусках: от фото отдыха из его собственных страниц в соцсетях до электронной корпоративной переписки, в которой он бронировал роскошные отели, планировал свой отдых на курортах и делился впечатлениями от отпуска с коллегами. В этой же переписке он общался с сотрудником отдела кадров фирмы, который задолго до увольнения и сообщил Макарову о том, что он свои отпуска фактически перерасходовал.Также были предъявлены доказательства, что Макаров, будучи собственником и директором фирмы «Бейкер и Макензи», «имел все полномочия для оформления своих отпусков, он намеренно не оформлял использованные отпуска», поэтому утверждая иное, он обманывает суд. Он заключил два соглашения об увольнении.Первое – «Соглашение о выходе, урегулировании претензий и увольнении» Макаров собственноручно подписал и не оспаривает. Напоминаем читателям, что Московский городской суд установил, что это соглашение по своей сути содержит все элементы соглашения об увольнении. И действительно, в тексте так и написано: «увольняется».Другое дело, что оригинал второго согласованного и подписанного сторонами «Соглашения о прекращении трудовых отношений» – он себе присвоил. И тому тоже есть многочисленные доказательства и подтверждения.То есть Макаров и фирма на самом деле достигли согласия по вопросу увольнения, как того требует закон. Фирма, желая урегулировать любые разногласия мирным путем, заплатила ему более 1 000 000 долларов, а сам Макаров получил на руки трудовую книжку, свое несогласие при оформлении увольнения не выразил, а после даты увольнения перестал выходить на работу. Такая последовательность действий полностью соответствует поведению работника, который добровольно увольняется из компании, никаких признаков давления или принуждения к увольнению суды не установили.Напомним хронологию дела:ВОССТАНОВЛЕНИЕ ТРУДОВЫХ ПРАВ ИЛИ ПОПЫТКА ОБОГАЩЕНИЯ ЗА СЧЕТ БЫВШЕГО РАБОТОДАТЕЛЯ?
Сначала Хорошевский районный суд города Москвы удовлетворил часть требований Макарова: полностью взыскал в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула и проценты за нарушение срока выплаты компенсации за неиспользованный отпуск, также частично удовлетворил требование о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск и отказал в выплате за якобы имевшее место совмещение двух должностей – никаких доказательств этому истец не представил. Более того, обязанности, которые Макаров считал совмещением, на самом деле входили в его должностные обязанности, и за их выполнение Макаров получал баснословные деньги.

Эксперты портала «ЗАКОНИЯ», проанализировав все документы и обстоятельства спора, выразили несогласие с решением Хорошевского суда.По их мнению, суд не дал никакой правовой оценки действиям Макарова, тогда как они имеют все признаки злоупотребления своим должностным положением, злоупотребления правом и нарушения принципа добросовестности.Юрист Макаров, считают эксперты, скорее всего, заранее просчитывал законодательные лакуны и укоренившийся формальный подход судов к исследованию доказательств. К сожалению, этот подход зачастую не только характеризуется фразой: «Без бумажки ты – букашка, а с бумажкой – человек», но и выходит за ее пределы: с бумажкой – тоже букашка, печать нужна. Мокрая. Электронная корпоративная переписка, последовательные действия работника и космические суммы при увольнении, а также тот факт, что Макаров в силу своего статуса директора и акционера фирмы был обязан оформлять кадровые документы, – не в счет.В октябре 2023 года апелляционная инстанция Московского городского суда ввиду «неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела» отменила судебное постановление частично и постановила принять новое.Московский городской суд исправил ошибки суда первой инстанции: оценив все доказательства в совокупности, пришел к выводу о том, что Макаров и фирма достигли соглашения об увольнении, а в счет выплаты отпускных Макарову заплатили около 56 миллионов рублей. Эту сумму Макаров тоже не оспаривал. Участники форума портала единодушно признали данное решение прецедентным и важным не только для юридического рынка (споры с собственниками и директорами юридических фирм – это большая редкость), но и в целом для трудового права.Здесь важно отметить, что в погоне за безусловной защитой прав работников от недобросовестных работодателей (а такие действительно есть) некоторые суды стали забывать, что в соответствии со ст. 1 ТК РФ целью трудового законодательства является «защита прав и интересов работников и работодателей». То есть обеих сторон трудовых отношений.Благодаря последней судебной практике тезис о том, что «работодатель – это сильная сторона трудового отношения», утрачивает свою актуальность. В любой спорной ситуации суд встает на сторону работника и получается, что работодатель оказывается в заведомо слабой позиции даже в тех ситуациях, когда для всех очевидны злоупотребления работника.В свою очередь, чрезмерное ужесточение судебной практики по трудовым спорам может привести к очень печальным последствиям: работодатели не могут просчитать свои риски или хотя бы понадеяться на справедливость в спорной ситуации, а поэтому будут платить зарплату в конвертах или вообще оформлять работников «в серую».Это очень важная проблема: недавно СМИ сообщили о том, что число работников в неформальном секторе экономики РФ увеличилось до 14 млн человек.То есть работодатели ищут альтернативные способы привлечения рабочей силы, при этом работники остаются без соответствующих гарантий, а государство недополучает налоги и страховые взносы.Очевидно, что устремления работодателей обусловлены в том числе и непредсказуемой практикой судов, которая имеет очевидный уклон в пользу работников.ВОССТАНОВЛЕНИЕ ТРУДОВЫХ ПРАВ ИЛИ ПОПЫТКА ОБОГАЩЕНИЯ ЗА СЧЕТ БЫВШЕГО РАБОТОДАТЕЛЯ?
Поэтому дело Макарова может стать своеобразным сигналом для работодателей: «Уважаемые работодатели, не все потеряно! Вы можете рассчитывать на справедливость в суде!»

Сейчас спор Макарова с его бывшими российским коллегами по бизнесу вышел на уровень кассации, работодатели России пристально следят за итогами этого дела и верят в то, что недобросовестность работника не останется без соответствующей оценки.ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» намерено освещать ход рассмотрения дела, рассказать о принятом решении нашим подписчикам и читателям, а также включить выводы суда и мнения экспертов в ежемесячный отчет Министерству юстиции РФ в рамках Соглашения о мониторинге правоприменения.

 

Источник: zakonia.ru

Добавить комментарий

*

14 − 11 =