СЕМЬ НЯНЕК

СЕМЬ НЯНЕК

Как так получилось, что органы опеки и попечительства оказались разбросаны по различным органам исполнительной власти, которые в особо креативных случаях могут поручить им заниматься, например, озеленением? Как так получается, что начнись какие-то проблемы с поведением у ребенка, его живо поставят на учет опека, органы по делам несовершеннолетних, полиция, социальные структуры и фонды, но реальной помощи семье оказать некому? И в итоге ребенок оказывается в заведениях для детей-сирот. Как так выходит, что на 32 миллиона, нуждающихся в опеке и попечительстве, в стране насчитывается всего 12 тысяч сотрудников этих органов и им просто физически некогда обойти дважды в год подопечных, как прописано в законе? Слушая экспертов программы «Де юре» (совместного проекта ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» и Радио Москвы) – лучших специалистов в этой сфере, прямо ощущал их боль и непонимание: почему при всех усилиях, намерениях, десятках совещаний, форумов и обсуждений, опека так и остается размытым государственным институтом с неясными функциями, на который, случись что, обрушивается вся мощь общественного порицания.Функциональные вопросыДоктор психологических наук, профессор Московского государственного психолого-педагогического университета, член Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав; член Экспертного совета Министерства просвещения по вопросам опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних Галина Семья – тот специалист, который знает о проблемах опеки и попечительства практически все. В свое время она даже написала в великий и ужасный Барневарн с просьбой объясниться по поводу беспардонного отобрания детей из семей российских граждан. На что «норвежское детское гестапо», как его еще называют, ответило, мол, обознались, думали на ваши семьи плохо, прощения просим. По мнению Галины Владимировны, прежде, чем как-то определяться, куда определять опеку, нужно в обязательном порядке серьезно «очистить функционал». Директор АНО «Институт демографического развития и репродуктивного потенциала» Руслан Ткаченко вовсе категоричен: по его мнению, опека должна заниматься только детьми-сиротами и не лезть в семьи. Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, в свою очередь, считает, что с «биоразнообразием» подчиненности органов опеки надо заканчивать и определить ту структуру, которая будет курировать, осуществлять координацию деятельности сферы. «При этом главное определить не кто главный, а как это должно работать», – подытожила эксперт.Опека над опекойО том, что в сфере опеки имеются серьезные проблемы, говорят не только наши эксперты, детские правозащитники, депутаты и общественность, но и прокуратура, СКР, и даже моя собственная обширная адвокатская практика по семейным делам. Иногда читаешь их ответы или заключения и диву даешься: это, вообще, люди писали? Конечно, по сравнению с Barnevern i Norge или немецким  Jugendamt, наши органы опеки и попечительства – образцы человеколюбия и разумности. Но это не повод ничего не делать и оставлять, как есть. Потому, что как есть – неправильно. Ведь за нормативными актами и инструкциями в данном случае стоят недееспособные взрослые и попавшие в беду дети. Поэтому, взрослые дяди и тети, соберитесь уже, наконец, и придумайте, как помочь тем, кто помогает слабым и беззащитным.

Главный редактор ЭСМИ «ЗАКОНИЯ»,Заместитель президента Гильдии российских адвокатов,Рубен Маркарьян  

 

Источник: zakonia.ru

Добавить комментарий

*

17 + девятнадцать =