КДЛом БУДЕШЬ?

КДЛом БУДЕШЬ?

Вы – просветленный доставщик пиццы, каждый день заносите эти вкусные подобия солнца в офис ООО «Три О», директор и главный бухгалтер посылают вам за это лучики добра. Счастье и покой воцаряются в вашей душе. Но нут вам прилетает заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам обанкротившейся «Три О» как контролирующего должника лица (КДЛ): сотрудники поведали, что это после ваших визитов руководство ООО на сытый желудок принимало решения, приведшие к финансовой катастрофе. Абсурд? Ничего подобного. Судебная практика по субсидиарной ответственности –  вот то абсурд. Как, например, у дозвонившейся в эфир программы «Де юре» (совместный проект ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» и Радио Москвы), Ольги из Таганрога, которая продала бизнес, через полгода нью-бизнесмены, вероятно, что-то напортачили или просто «попали», а ее привлекли к субсидиарной ответственности на сумму 43 млн рублей. Попытки доказать, что Ольга давно не имела никакого отношения к уже не своему бизнесу и людям, принимавшим решения, провалились в судах трех инстанций. Теперь вся ее надежда на Верховный суд. И таких историй в правоприменительной практике несчитано. В чем же проблема?Грани разумного«Все знают, что есть правовое понятие «презумпция невиновности», но в банкротстве все с точностью до наоборот – есть «презумпция виновности», и только если гражданин доказал, что он является невиновным, тогда он таковым и считается», – сказал вице-президент Ассоциации юристов в сфере ликвидации и банкротства Владимир Кузнецов. В том, что такая практика ущербна, уверены и доцент департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при правительстве РФ Наталья Оганова и эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса Московского отделения РОО «ОПОРА РОССИИ» Сергей Елин. Это неправильно, когда предприниматель должен доказывать не факт, а его отсутствие, когда банки, налоговая и следствие в поисках конечного бенефициара и в стремлении взыскать средства переходят все грани разумного.Шума много, толку малоИ знаете, ради чего все эти титанические усилия? Ради того, что процент удовлетворения требований кредиторов в делах о банкротстве составил в 2021 году рекордные 6,1% с участием КДЛ  при общих 3,5%. И это при росте удовлетворенных судами исков о субсидиарке в сто раз. У нас ведь предприимчивые и талантливые не только в налоговой и в банках водятся, но и в бизнесе. И, видя беспощадность субсидиарки, за годы банкротных процессов или до них делают так, что взыскивать уже нечего. В свою очередь кредиторы, видя такое, меньше подают заявлений о взыскании долга, предпочитая решить вопрос другими мерами или забыть. Тем самым очищая путь для неправомерных действий бизнесменов и КДЛ, которые убеждаются в своей безнаказанности. А в итоге по эффективности института банкротства Россия занимает всего лишь 53-е место в мире. К таким неутешительным выводам привело исследование, о котором поведал член комитета по безопасности предпринимательской деятельности ТПП РФ Валерий Алферов.Без всякого сомнения, институт субсидиарной ответственности необходим как баланс интересов предпринимателя и тех, с кем он взаимодействует, начиная от контрагентов и заканчивая государством в части уплаты налогов. Но пользоваться им в режиме «ломим, пока не сломаем», наверное, неправильно. Есть же другие пути – финансового оздоровления бизнеса, повышения его правовой грамотности, страхование рисков принятия решений и так далее. Ведь не все же попадают в долговую яму по злому умыслу, тогда зачем хватать и выворачивать карманы у всех без разбору – и у тех, кто бизнес продал, и у тех, кто к родственнику в офис заходил, и у тех, кто пиццу разносил.

Главный редактор ЭСМИ «ЗАКОНИЯ»заместитель президента Гильдии российских адвокатов,Рубен Маркарьян  

Источник: zakonia.ru

Добавить комментарий

*

три × четыре =